К чему нельзя привыкнуть, работая в службе 103

Когда мы или наши близкие и родные чувствуем себя плохо, когда речь идет о жизни и смерти, мы, не задумываясь, набираем заветный номер «103». В считанные минуты работники скорой помощи приезжают на вызов, чтобы спасти самое ценное и дорогое – человеческую жизнь.

Сегодня в Малоритской ЦРБ работает три бригады скорой помощи, которые укомплектованы всем необходимым оборудованием, чтобы оперативно оказывать экстренную помощь. Из трех бригад одна задействована на доставке на гемодиализ в Брест и обратно больных,  а их насчитывается семь человек. Остальные работают на вызовах,  которые круглосуточно                                                                                                                   поступают в диспетчерскую отделения скорой помощи. Коллектив в отделении скорой помощи сложился опытный, проверенный временем и знающий свое дело. Случайных людей здесь нет да и не может быть: не каждый вы­держит напряженный график работы, состоящий из постоянных выездов и неизвестности, потому что фельдшер, открывая дверь в чужую квартиру, не знает, что его там ожидает.

Четырнадцать  лет фель­д­­шером на скорой трудится Жанна Бегеза, сейчас исполняющая обязанности старшего фельдшера выездной бригады. До этого она работала в местном роддоме. Несмотря на то, что Жанна Николаевна только что отдежурила 12- часовую ночную смену, выглядит она свежо и бодро, словно только что пришла на работу.

— Дежурство выдалось относительно спокойным, — рассказывает Жанна Николаевна. – Вызовов было 15, из которых три констатации смерти. Разные бывают дежурства, раз на раз не приходится. Однако, заступая на смену, ты должен и физически, и морально быть готовым в лю­бую минуту вско­чить в скорую и  мчаться на помощь.

За годы работы на скорой помощи всякое случалось в практике у фельд­шера. Бывает, что бригада выезжает по вызову, а там пьяный человек. Приводят его в чувство, а он вместо благодарности в адрес медиков выливает поток нецензурной брани, а может еще и кулаки в ход пустить. Случалось, что и домашние питомцы набрасывались.

— Вызовы делятся на экстренные, срочные и неотложные, — вступает в разговор врач скорой помощи, реаниматолог с солидным стажем Николай Муш. – На экстренный вызов бригада должна выехать за 4 минуты, срочный – за 15 минут и неотложный – до одного часа. Какой вызов, определяет по степени тя­жести здоровья  диспетчер.

Кстати, как рассказали в отделении скорой помощи, количество звонков на «103» зависит от сезона. Летом меньше, зимой больше.

— К сожалению, помолодели сердечнососудистые болезни, приводящие к инфарктам и инсультам, — продолжает разговор Николай Антонович. – Люди стали беспечнее относиться к своему здоровью. Не проходят диспансеризацию, если что-то болит —  тянут до последнего, а потом, когда прижмет, вызывают скорую помощь. В зависимости от степени тяжести самочувствия пациента специалист ско­рой помощи решает, необходима ли ему госпитализация или можно оказать помощь на месте и передать информацию для участкового врача на следующий день.

Бывают и ложные или необоснованные вызовы. 

– У человека поднялась температура. Вместо того, чтобы идти на прием к врачу в поликлинику, он вызывает бригаду скорой помощи, — говорит Жанна Николаевна. – А  где-то,  может быть, умирает человек от сердечного приступа, и ему наша помощь нужнее.  Бывают и мнительные больные. В основном, это пожилые, старенькие одинокие бабушки и дедушки, которым и поговорить не с кем. Есть у нас постоянные клиенты, которые периодически вызывают скорую. Очень часто приходится выезжать на вызов к маленьким детям. Случается, что родители просто перестраховываются. Недавно был случай: грибнику в лесу стало плохо. Хорошо, что рядышком были люди с мобильным телефоном. Вызвали скорую. За считанные минуты приехали по указанному адресу. А там эпилептический припадок, человек бьется в судорогах. Оказали необходимую помощь. Или, например, звонок из Великориты: «Срочно приезжайте, укусила змея».

Были в практике у Жанны Николаевны и жуткие вызовы, которые забыть невозможно. Фельдшер вспоминает, что несколько раз приходилось фиксировать случаи само-убийств. Зрелище не для слабонервных, не каждый медик выдержит такое. Но самое страшное для Жанны Николаевны, когда в дорожно-транспортных авариях гибнут дети. Жанна Бегеза вспоминает одну из них,  которая произошла несколько лет назад на перекрестке Ковель-Брест – Малорита-Кобрин.

– До сих пор мурашки по коже, — рассказывает фельдшер. – Трагедия случилась в самый расцвет весны – 23 апреля. Тогда на этом перекрестке столк­нулись микроавтобус и рейсовый автобус, который шел по маршруту Ковель-Брест. Погибли семь человек, в том числе трое маленьких детей. Казалось бы, ко всему привыкаешь, но только не к смерти, особенно детской.

— Как снимаете нагрузку после работы? – спрашиваю у фельдшера.

— Приходишь домой после смены, но все равно не переключаешься, — признается Жанна Николаевна. – Анализируешь свои действия, всё ли сделала правильно. Всегда переживаю за каждого пациента и обязательно потом интересуюсь его судьбой.

Отдают себя на все сто процентов своим пациентам и остальные работники скорой помощи. Это бывшие фельдшера, которые сейчас работают диспетчерами: Надежда Денисенко, Нина Савчук, а также фельдшера Ольга  Савчук, Ольга Ворончук, Станислав Русавук, Анастасия Соколюк, диспетчер Сергей Рудиюк. Они всегда на передовой и первыми приходят к нам на помощь.

Екатерина

Яцушкевич.

На снимке: всегда го­това придти на помощь бригада скорой помощи в составе водителя Михаила ДядюкА , фельдшеров Ольги Савчук и Станислава РусавукА,  врача Николая МушА, водителя Виктора ИолопА  и диспетчера Сергея РудиюкА (слева направо).

Поделиться:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.