Вдовья деревня Малоритского района

 Населенный пункт с таким грустным  названием на карте Малоритского района найти не пытайтесь – его просто нет. Так образно для себя назвала Гороховище, где в основном одиноко доживают свой век овдовевшие бабушки.  Есть места, где время словно останавливается. И в эти уголки нетронутой природы и бесконечной тишины хочется возвращаться вновь и вновь. Мы преодолели всего-навсего чуть больше десяти километров, а ощущение такое, словно оказались в ином измерении, в удивительном и неповторимом самобытном мире. Эти места таят в себе загадку, бездну очарования, искренности и чистоты. Здесь все дышит стариной и наполнено особым колоритом.

Сразу же за Збуражем поворачиваем налево,   несколько километров по гравийке – и перед глазами предстает на­стоящая, не испорченная благами цивилизации, полесская деревенька Гороховище со всеми её неизменными атрибутами: покосившимися от времени заборами, плетеными изгородями и даже «журавлями», склонившими свои длинные шеи к колодцам со студёной водой. Безмолвно стоят небольшие избушки,  хаотично разбросанные среди вековых елей и сосен. Деревня стареет и постепенно пустеет. Весной и летом здесь царит хоть какое-то оживление, но с приходом зимы жизнь словно замирает. Но даже в этот августовский день на улице Гороховища, во дворах – ни души. Необычно, чернично-ягодный сезон уже закончился, грибной еще не наступил. Где же жители деревни? Нас интересует, как живут в маленькой деревушке бабушки,  которые об интернете лишь только слышали, а что такое пластиковая карточка и как ею нужно пользоваться, с трудом представляют. Проехавшись по деревне, мы так никого и не встретили. Лишь только возле одного дома мужчина ремонтировал забор. Разговорились. Леонид, так представился незнакомец, оказался не местным жителем, а дачником. Четыре года назад он с женой присмотрел себе добротный участок с небольшой, но крепкой избушкой. Купили и теперь постепенно благоустраивают.

— Мы из Бреста, но очень любим здесь проводить время. Уезжаем из города на всё лето и наслаждаемся тишиной, лесом и спокойствием. Если и есть где-то рай на земле, так это в нашем Гороховище, — приятно улыбаясь, говорит супруга Леонида Людмила Николаевна. – Хотя у местных жителей,  а это в основном бабушки, жизнь здесь не совсем сладкая. У нас есть автомобиль, мы в любой момент можем съездить в магазин в соседнюю деревню, или в город, а им приходится покупать те продукты, что доставит три раза в неделю автолавка. А так хорошо здесь: вышел за дом и собирай себе чернику, грибы. А ночи какие здесь звездные и тихие! Наслаждаться спокойствием и всматриваться в августовское  небо, когда на землю падает звёздный дождь, можно бесконечно,  – не скрывает своего восторга женщина.

И словно в подтверждение, что нет лучшего места на земле, нежели деревня Гороховище,  к хозяйке подходит огромный пёс и,  вытянувшись, ложится у нее в ногах. «Не пугайтесь – это Барсик, нашего соседа Василия собака. Правда,  летом он практически у нас живет, но два дома не забывает исправно охранять».

Услышав, что говорят о нем, Барсик в ответ лениво вильнул хвостом.

А вот избушка Степаниды Филипповны Герасимук. На подворье важно прогуливаются гуси. На скрип калитки пернатые отвечают дружным гоготом. Сени избы не заперты. На лямке вместо замка наброшена металлическая скоба. Значит, дома никого нет. В деревне так до сих пор многие, отлучившись ненадолго из дома,  запирают  двери. Счастливые, подумалось мне, не боятся воров. А мы в городе сидим под семью замками, даже зачастую не зная своих соседей.

Бабушки Надежда Олипа и Анна Крень живут на другом конце деревни, который теряется в шикарной дубраве. Как на подбор растут дубы, высокие и мощные. Бабушка Надежда с трудом выходит во двор. Заметив непрошенных гостей, женщина почему-то  обрадовалась. Слово за слово – и бабушка поведала о своей горькой доле. Десять лет тому назад она похоронила мужа. Детей у семейной пары не было.

— Я поздно вышла замуж, — рассказывает бабушка. – Мой будущий муж, когда познакомился со мной, был вдовцом. Да и я была уже в годах. Господь не дал мне деток.

Управляться с нехитрым хозяйством бабушке помогает племянник. Старушка жалуется  на здоровье и годы, которые, как ни крути, все-таки берут свое. Однако, несмотря на возраст, баба Надя еще растит поросенка и держит на подворье овчарку Шарика. Раньше и кур разводила,  но в прошлом году,  говорит женщина, рыжая плутовка – лиса  – всех перетаскала. Бабушка Надя сетует, что когда племянник на работе, то и словом не с кем перемолвиться.

— За эту зиму двух соседок похоронила, — с печалью в голосе продолжает разговор бабушка. – Умирает деревня, отживает свой век. Из мужиков у нас только Василий Авдеюк. Я не считаю дачников, они здесь временно находятся. А в деревне живут одни бабы, да и те практически все вдовы. Несладкая вдовья жизнь. Рядышком с моим стоит дом Анны Крень. Иногда ходим друг к другу в гости. Вспомним прошлое, всплакнем. Анну Демьяновну дети да внуки часто навещают, ей веселее,  а у меня никого нет.

Домотканые дорожки на по­лу,  вышитые рушники,  висящие в красном углу на иконах,  пестрят разнообразием красок и тонов. Ни дать ни взять, настоящий музей ткачества и вышивки. Анна Крень по всей видимости никак не ожидала такого внимания к своему рукоделию. Прошу сфотографироваться. Анна Демьяновна стесняется, говорит, что этого барахла в каждом доме навалом. Около тридцати лет отработала дояркой на местной ферме бабушка Анна. За свой нелегкий труд она имеет много грамот, но самые дорогие сердцу награды – это медаль «За трудовое отличие», которую она получила в 1983 году, и орден «Знак Почета».

— Живу помаленьку, — рассказывает мелодичным молодым голосом Анна Демьяновна. – Раньше все легко давалось, даже удивительно. Таскали 20-килограммовые бидоны с молоком  и совсем не уставали. Дома хозяйство  немаленькое держали, детей растили и не жаловались на жизнь. Я дояркой работала, а муж  на этой ферме слесарем. На пенсию ушла в 1998 году, тогда и расформировали ферму.

Однако тяжелый крестьянский труд спустя годы дал о себе знать. У Анны Демьяновны начали сильно болеть суставы ног. С каждым днем ей становилось все хуже и хуже, невыносимая боль,  казалось, выкручивает колени наизнанку. Чтобы перестать мучиться от боли и вернуться к полноценной жизни,  необходима была операция.

— Это было три года тому назад, – вспоминает бабушка. – Операция платная – 35 миллионов на старые деньги. К сожалению, такой суммы у меня не было. За материальной  помощью обратилась в местное хозяйство, где я была в передовиках. Даже сейчас больно вспоминать: в помощи мне отказали. Я тогда так расстроилась, что до сих пор не помню, куда положила тот письменный отказ. Я не просила мне полностью оплатить операцию,  но хоть чем-то могли бы помочь.

Деньги Анна Демьяновна нашла, одолжила у родственников. Операция прошла успешно. Сейчас бабушка и в лес за ягодами  да грибами ходит, и любимую козочку Муську с козлятами пасет.

Удивительная, необычная  деревня Гороховище, в которой живут замечательные бабушки. Очень хочется, чтобы свет в окошках их гостеприимных и скромных домов горел еще очень долго, а  тропинки к их порогу никогда не зарастали травой. И пускай дети да внуки при каждой возможности спешат в свое родное Гороховище  под развесистые кроны вековых дубов.

Екатерина Яцушкевич.

Добавить комментарий


error: Незаконное копирование материалов сайта запрещено!