«Ах, эти годы — их с доски не стереть…» Учителя Ореховской школы и не только… (Малоритский район)

И учителя на фото в школьном  альбоме 1976  года выпуска  лет на 20 моложе нас  нынешних. Но именно о них сегодня мой рассказ. Не обо всех. Мой рассказ лишь  о тех, кто более других участвовал в нашей школьной   жизни,  учил  нас не только своим предметам, но и сеял в  душах сельских девчонок и мальчишек  разумное, доброе, вечное…

Иван Николаевич

Директор школы Иван Николаевич Русаков вместе с женой Анной Петровной,  которая была значительно моложе мужа,  и маленькой дочкой в Орехове  пробыли недолго. Только именно с ним у меня и моих одноклассников связано немало школьных инцидентов и казусов. Возможно потому, что мы  в старших классах хотели показать свое «Я», а директору это не нравилось.

Иван Николаевич преподавал географию. Он с  уважением относился  к ученикам, которые знали и любили его предмет. Поэтому запросто  мог оставить вместо себя кого-либо из них вести урок и даже разрешал  ставить отметки в журнал одноклассникам. Зато не мог терпеть, когда девчонки-старшеклассницы приходили в школу с серёжками в ушах, которые он почему-то называл  «замочными скважинами». Наказание следовало моментально: «Вон с урока!»

А  однажды  директор выгнал с урока лучших учениц  класса Нину Коробейко  и Таню Ковальчук.  За то, что они рассмеялись на гримасы десятиклассников за окном. Мы не оставили девчонок – и дружно не явились  на следующий его  урок.  Забастовка оказалась успешной.  Иван Николаевич  нашёл нас за зданием колхозной конторы и приказал всем вернуться в класс. 

В 10-м классе директор не вёл у нас уроков, но как руководитель учебного заведения  строго отслеживал каждый шаг старшеклассников, потому что дисциплина для него была превыше всего. Особенно, когда речь заходила о посещении сельского клуба, где «крутили» кино, а по субботам – были танцы. «Только в субботу и до 10 часов вечера» —  гласил  приказ Ивана Николаевича. А нам так хотелось и на танцах побыть подольше, и в кино в будний день сходить. В то время настоящий аншлаг вызвал фильм «Любовь земная».  Ну как тут было не ослушаться директора?.. И всё обошлось,  хотя назавтра после фильма на факультативе по физике, который директор посетил вместе с классным руководителем, «гремели громы»  и «сверкали молнии»…

Более 40-ка лет прошло  с той поры. Последняя встреча с Иваном Николаевичем Русаковым  произошла на вокзале в Малорите через несколько лет после окончания школы.  Директор с семьей уезжал  из района. Мне же тогда сказал: «Если чего хочешь – добивайся. У тебя получится». У меня получилось. Может быть даже  с лёгкой руки директора. Жаль только о дальнейшей  судьбе  Ивана Николаевича, который в общем-то был нормальным директором,  мне до этой поры ничего неизвестно.

Лидия Константиновна

Лидия Константиновна Мошинская  приехала  в Ореховскую школу в 1974-м году и была назначена  классным руководителем в наш непростой и неугомонный  9-й. Именно она приняла позже  на себя удар за мой поход в кино. А спустя 40 лет, на  нашей встрече  попросила  прощения за тройку на экзамене по геометрии. Дескать, могла бы и четвёрку поставить… Честно говоря, я была  ошарашена и удивлена таким ее признанием. Тем более, что  совсем не обижена на ту тройку и никогда не вспоминала об этом. Да и не оказала эта оценка никакого влияния  на выбор профессии и мою  дальнейшую судьбу в целом…

Молодая, симпатичная блондинка-математичка с голубыми глазами сразу завоевала  наши симпатии. Особенно мальчишек. Возможно потому, что Лидия Константиновна была немногим старше нас, своих учеников. Она  с нами была последние 2 года школьной жизни, которые для меня и моих одноклассников самые памятные и незабываемые. Вместе с  нами пела песни у костра на последнем звонке, а через год «торжественно» открывала памятник нашему выпуску.  Мы с переживанием следили за её романом с одним из деревенских парней…

Лидия  Константиновна тоже не задержалась в нашей школе. Спустя какое-то время  она уехала из Орехова. Вскоре вышла замуж и с семьёй обосновалась в Витебске. На встрече в 2016-м году она призналась, что всегда с трепетом вспоминает годы работы  в Ореховской  школе и нас, свой первый выпуск. Такая ностальгия учительницы  по тем далёким временам  вполне понятна: по стечению жизненных обстоятельств ей больше не пришлось работать  в школе. И мы навсегда остались ее первыми и  последними  учениками.

Ольга Васильевна

А вот у Ольги Васильевны  Рудко, которая была у нас классным руководителем с 5-го  по 8-й классы и преподавала русский язык и литературу,  а также пение, было еще немало учеников. Хотя и она не осталась в Орехово. До ухода на заслуженный отдых, да и во время его, преподавала в Скоковской средней школе Брестского района. Нас же очень много (потому что в Ореховскую среднюю школу пришли выпускники начальных школ  из соседних деревень Дрочево, Перовое, Перевись), она взяла под «свое крыло» в 5-м классе. 40 душ и 80  глаз с волнением,  любопытством и каким-то  непонятным внутренним страхом изучали свою новую учительницу.  Рядом с ней, рослой  и плотного телосложения, мы  выглядели  лилипутами. Она тоже волновалась. Вот только мы тогдашние  этого еще не понимали и не замечали.  А Ольга Васильевна оказалась  совсем не страшной, в меру строгой и удивительно доброй. Нерадивого могла пожурить,  а примерного – похвалить. Благодаря ее урокам мы научились излагать свои мысли на бумаге.

С Ольгой  Васильевной мы впервые в своей жизни отправились во время летних каникул  в двухдневный поход на украинское озеро Свитязь.  В памяти из него запечатлелась ночевка  в спортзале  одной из украинских школ недалеко от озера Песочное.  И дождь, который лил всю ночь. На следующий день по шоссе мы направились в сторону Шацка, где расположено озеро, но почему-то пошли в обратном направлении и пришли в деревню Пища. Оттуда уже в кузове попутного  грузового автомобиля добрались после обеда до желанного озера.

Ольга Васильевна живёт в Бресте и не покидала нас из поля зрения даже когда уехала из Орехова. И мы не забывали её. Не в качестве почётной гостьи, а как свою классную учительницу, пригласили на выпускной вечер. Несмотря на возраст и здоровье, она приезжала  на встречу нашего выпуска  через каждые 10 лет. А  на 40-летие привезла негатив и маленькую, пожелтевшую от времени чёрно-белую  фотографию, на которой мы – пятиклашки вместе со своей классной. Такие смешные деревенские девчонки и мальчишки.

Весенёвы

Уехала из Орехова и семья педагогов Весенёвых.  Анна Павловна, к сожалению, ныне покойная, до 8 класса  вела у нас математику, а Михаил Александрович – историю и обшествоведение. Я  любила историю. А еще  с большим  интересом  следила за событиями в мире. Особо интересные заметки из периодики  вырезала и вкладывала  в дневник. На тот случай, если учитель вызовет к доске. Вместе с ответом, такая уловка приносила, как правило, только хорошую  оценку.  Михаил Александрович  ценил умных, с широким кругозором учеников.  Зато не терпел  подхалимов. И   любимчиков у него не было.  Он оценивал учеников за знания. Ну а за побег класса с урока на телевизионный фильм «Варвара-краса, длинная коса»  досталось всем. Возможно,  у кого-то из моих одноклассников в памяти остались  другие воспоминания  о школьной жизни и  учителях, только всё это было. Было с нами и нашими учителями. Любимыми и не очень.

Михаил Александрович  Весенёв  давно уже на заслуженном отдыхе, живет в Мокранах, где после отъезда из Орехова построил дом. При встрече он всегда вспоминает годы работы в нашей школе, коллег и своих учеников.  Естественно, и наш класс, который на то время, по признанию самих учителей, был одним из самых сильных в школе. 

Зельманчуки

Навсегда прописались в Орехове Нина Сергеевна и Илья Яковлевич Зельманчуки.  Биолог и химик. Сколько интересного и познавательного узнали мы на их уроках, сколько полезных советов, которыми  и сейчас пользуемся,  дали нам эти учителя?!.  И пусть у каждого из них в классе были свои любимчики, мы всегда  с уважением относились к ним, а Илью Яковлевича, который был завучем  школы, даже побаивались. Особенно, когда по какой-либо  причине не были готовы к уроку. В основном доставалось девчонкам-старшеклассницам. Илья  Яковлевич в таких случаях всегда говорил: «Што, Лідачка, можа ўжо замуж збіраешся, падушкі рыхтуеш?» В такие минуты хотелось провалиться сквозь землю. И на следующий урок каждая  старалась выучить заданную тему. Уже спустя годы после окончания школы мне приходилось бывать  в доме Зельманчуков.  И всегда хозяева были само радушие, будто и не было учителей и учеников.

К сожалению,  четы Зельманчуков уже нет в этой жизни. Они покоятся на местном кладбище. Бывая здесь, я всегда проведываю их. Потому что они мои учителя, часть жизни. Причем самой беззаботной и светлой.  В такие минуты  будто кадры киноленты в памяти проплывают их уроки. На одном из них  по химии мы в шутку  спросили у Ильи Яковлевича, как химика, какая водка в мире «самая лучшая», на что получили вот такой ответ: «Сделанная для себя» . «Но это совсем не значит, что ее необходимо употреблять», — добавил учитель в назидание.

Александр Иванович

В День учителя  я всегда стараюсь поздравить с  профессиональным праздником и нашего физика Александра Ивановича Лящука. Он пришёл к нам в 9-м классе.  Молодой,  эрудированный  и  в чем-то близкий по духу учитель  покорил наши сердца сразу же. Для сельских  старшеклассников  он был чем-то вроде глотка свежего воздуха в однотонной, ничем не примечательной, деревенской   жизни.  Девчонки поголовно были влюблены  в физика,  а мальчишки- покорены его игрой на гитаре. Александр  Иванович был ненамного старше нас. Видимо поэтому мы так легко находили с ним общий язык. Хотя, как учитель, он не давал спуску ни отличникам, ни троечникам, ни крепким середнякам, если дело касалось изучения его предмета. Двойку за невыученный урок мог получить каждый.

Помнится, как смутился он, когда мы, узнав, что у него родилась дочь, поздравили его с этим событием и преподнесли букет осенних цветов со школьной клумбы. И такое было с нашими учителями.  А потом  для  нас прозвучал последний звонок и мы покинули стены школы.  Отработав 3 года Александр Иванович переехал с семьей из Орехова в деревню Чернавчицы Брестского района, где более 30  лет возглавлял местный межшкольный учебно-производственный комбинат. Вместе с мастерами УПК директор обучал старшеклассников рабочим профессиям. И все эти годы помнил нас. Практически всех поимённо.  «Потому что вы были моими первыми и последними учениками», — говорил он, когда журналистская судьба спустя десятилетия привела меня в Чернавчицы. —  В УПК мне приходится заниматься совсем другой работой и учить старшеклассников не физике, а приобретению профессии водителя и механизатора».

С Александром Ивановичем, как и с остальными учителями, у нас сложились по-настоящему дружеские отношения. Он не пропустил ни одной из встреч нашего выпуска-76, на которых всегда интересовался, да и сейчас при случае тоже, судьбой мальчишек и девчонок из далёких 70-х годов прошлого века, а также своих коллег-учителей. В частности,  Алексея Георгиевича Креня.

Алексей Георгиевич

Наш  бывший военрук   живёт в Олтуше. Я часто вижу его, идущего по  деревенской улице, из окна таксички или автобуса,  когда еду в Орехово.  Это продолжается уже не один год. И всё чаще замечаю, что время не щадит и всегда  подтянутого Алексея Георгиевича. Не та уже выправка, не та стать и голова, как лунь, седая. Когда добираюсь на малую родину автомобилем и вижу его, всегда выхожу   из машины, чтобы поздороваться, спросить о самочувствии, которое, знаю, в последнее время его подводит. Иногда звоню по телефону. А он возмущается, дескать, что у Киркорова,  показывали по телевизору, 500 пар обуви. На что я с ноткой иронии отвечаю, что и у меня пар 20-25 наберётся. А Киркоров  артист. Так что и удивляться здесь нечему. И тем более расстраиваться. Такова жизнь.  Я понимаю, что в годы юности Алексея Георгиевича,  да и позже тоже,  некоторые  и одной пары не имели, только разве мы стали из-за этого хуже?

Алексей Георгиевич помимо военного дела (был когда-то такой предмет),  на котором мы учились разбирать и собирать винтовку,  стрелять из нее в школьном тире, в старших классах преподавал у нас еще и русскую литературу…

 Но повзрослели наши мальчики, вышли замуж наши девочки. И теперь уже и наши годы с доски не стереть. И всё же дорогие, любимые наши учителя, давайте всё-таки попробуем не стареть. Хотя бы душой. А мы никогда не забудем Вас и ваши уроки…

Надежда ЯЦУРА.

Поделиться:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий