«Война научили ценить жизнь и радоваться каждому прожитому дню» Афганский путь Аркадия Ковальчука (Малорита)

Тридцать лет тому назад воины 40-й армии под командованием Героя Советского Союза генерала Бориса Громова последними из состава частей, выполнявших свой интернациональный долг в Демократической Республике Афганистан, пересекли мост Дружбы через пограничную реку Амударья. Война в Афганистане, которая длилась почти 10 лет, была закончена. Измученные под палящими лучами безжалостного солнца Афгана, но возмужавшие в боях с моджахедами, знающие цену настоящей мужской дружбы, возвращались мальчишки домой. Многим не было и двадцати лет от роду, а на висках, припорошенных пылью кровавых дорог Афганистана, сверкала седина.

В последнее время стало как-то модно рассуждать о той «ненужной войне», споря и доказывая всем и всякому, что и «воевали якобы неправильно» да и вообще «зачем Советский Союз ввязался в афганский конфликт». Рассуждать можно долго, говорить и спорить о многом. Тогда было другое время и жили мы в другой стране. Да и вряд ли размышляли о какой-то там геополитике еще вчерашние школьники — 18-летние призывники, отправляясь исполнять свой интернациональный долг в далёкий Афганистан. Ни о чем таком не думал и Аркадий Ковальчук из небольшой деревеньки Отчин, когда отправлялся на место службы в Среднюю Азию.

— Служить в армии хотели многие ребята, — вспоминает воин-интернационалист. – Это считалось долгом, честью. Значит, что ты не трус, не маменькин сынок, а настоящий мужчина, раз тебе доверяют выполнить такую важную миссию.

Аркадий был седьмым, последним ребенком в большой семье Степана Яковлевича и Евдокии Филипповны Ковальчуков. Он учился в Пружанском сельхозтехникуме, когда ему пришла повестка в военкомат.
— Служить придется в Средней Азии, — сказали в военкомате. – Собирайтесь.

Дома, в Отчине, родители организовали проводы, созвали всю родню и друзей будущего солдата. Мать с отцом, давая напутствия сыну, в глубине души гордились им, зная, что Аркадий их никогда не осрамит. Они даже и представить не могли, что ждало их кровинку в недалеком будущем.

— До места дислокации части нас, новобранцев, везли поездом почти четверо суток, — рассказывает Аркадий Степанович. – За дорогу все перезнакомились, сдружились. Представляли, как будем служить, строили планы на будущее.

Это был октябрь 1987 года. Война в Афганистане достигла своего апофеоза и требовала новых жертв. Но об этом мальчишки, едущие в поезде, даже и не думали. Небольшой приграничный городишко Керки прибывших солдат встретил равнодушно. Полупустые улицы туркменского города, затерянного среди барханов и песчаных сопок, казалось, первое время излучали недоверие и некоторую враждебность.
— В учебной части керкинского пограничного отряда мы задерживаемся на целых четыре месяца, — продолжает беседу Аркадий Степанович. – Жили в спартанских условиях. Для нас разбили палаточный городок. День за днем физическая подготовка сменялась теоретической. Я попал в связисты. За 4 месяца овладел приемами радиотелеграфирования, подробно изучил различные виды радиостанций. Единственное, к чему никак не мог привыкнуть, так это к климату. Осенью и зимой там холодно, несмотря на то, что вокруг бескрайняя пустыня. Неприятно, когда начинаются суховеи, а перед тобой стоит задача – марш-бросок длиною в двадцать километров.

За неделю до окончания учебки Аркадия и еще несколько человек вызвали в штаб. На столе перед специальной комиссией лежала папка с личным делом на каждого солдата. Разговор был недолгим, но по существу. Один из офицеров спросил: «Кто из присутствующих изъявляет желание оказать дружественную помощь афганскому народу?» Отказавшихся не было.

— И вот в марте 1988 года в «вертушке» мы летим в неизвестный еще для нас Афганистан, – делится воспоминаниями воин-интернационалист. — Перед вылетом старший по званию приказал снять погоны, убрать все знаки отличия. Нас, еще пока не обстрелянных ребят, охватывает азарт. Пытаемся шутить. Но вдруг стало не до шуток, когда пересекли советско-афганскую границу. Вертолет, словно утратив управление, начал петлять между сопок, чуть ли не лопастями загребая песок. Второй «Ми-8» все время кружил над нами. Начинает как-то нехорошо подсасывать в желудке. И каждый думает одно и то же: только бы долететь.

Аркадий вместе с остальными солдатами высаживается недалеко от кишлака Мордиан, в полутора километрах от которого находилась 3-я мотоманевренная группа взвода связи, в которой и служил мужчина на протяжении 5 месяцев.

— В боях мне не довелось поучаствовать, — вспоминает Аркадий Степанович. – В мои задачи входило обеспечение связью. Хотя приходилось охранять и сопровождать гуманитарные грузы, делать вылазки в горы.

— Откуда тогда медаль «За боевые заслуги»? Ее ведь просто так не дают, — донимаю вопросами своего собеседника.

— Была одна операция, которую наша группа выполнила практически без потерь, — отвечает мужчина. – Это был поход в горы. Два месяца мы выслеживали моджахедов. Однажды, напоролись на духов, началась перестрелка. Связь находилась в командно-штабном БТР, который так и норовил подбить противник. Потерять связь, значит, остаться, словно без рук, поэтому БТР со всех сторон прикрывали другие машины, а сверху «вертушки». Вдруг один из БТР всё-таки подорвали духи. Слава богу, наши ребята остались живы. Один был контужен, а второй – ранен.

Аркадий Степанович не говорит, или не хочет вспоминать, что мишенью номер один для духов всегда были командиры и связисты. Их первыми, чтобы не смогли координировать бой, старались уничтожить моджахеды. Смерть ходила за ним по пятам. Особенно жутко было ехать на БТРе по узким улочкам кишлака, где за каждой стеной мог скрываться враг.

— Неоднозначно относилось к нам местное население, — отмечает Аркадий Степанович. — Вроде стоит перед тобой обычный человек, крестьянин, улыбается, а стоит отвернуться от него, можешь и нож в спину получить.

С радостью воспринял Аркадий новость о том, что советские войска покидают Афганистан. Их группу на вертолетах перебросили в СССР осенью 1988 года, за несколько месяцев до официального вывода войск. Аркадий до демобилизации продолжил служить на туркменской границе. В октябре 1989 года он вернулся домой, восстановился в Пружанском сельхозтехникуме. Как отмечает мужчина, с детства он очень любил технику. В 10 лет уже мог водить трактор. Мальчик всегда помогал отцу в страду, пропадая целыми днями в поле. Еще в Афганистане, страшно тоскуя по дому, родной деревне и работе в поле, Аркадий твердо решил для себя, что, если вернется живым домой, ни за какие мирские блага не променяет деревню на жизнь в городе. И словно в воду глядел.

В 1991 году после окончания техникума он возвращается в местный колхоз и устраивается на работу инженером тепломашин. В ведении молодого специалиста находилось все газовое, котельное оборудование, водоснабжение и канализация населенных пунктов Хотислав, Мельники и Сушитница. А когда Аркадий Степанович женился, хозяйство предоставило молодой семье домик в Хотиславе. На свою жизнь Аркадий Степанович не жалуется, наоборот, благодарит судьбу, что познакомила его с женой Натальей Григорьевной, послала двух детей и пока еще одного внука. Афганистан научил его ценить жизнь и радоваться каждому прожитому дню.
Екатерина Яцушкевич.

Добавить комментарий


error: Незаконное копирование материалов сайта запрещено!